Изи

«Изи изи, мэн», — твердил темнокожий парень своему бушующему, как кипящая вода в кастрюльке, товарищу с экрана телевизора. Да, подумал я, именно так. Изи! Изи — это то, что нужно! Легче лёгкого. Как у незабвенного Пушкина: «Летит, как пух от уст Эола…». Подходящее имя для этой малышки, которая делает счастливыми угрюмых людей!

Помните мультик «Голубой щенок»? Так это она, Изи, и есть. Небольшое тело, крупная голова и грустные, трогательные, полные слез глаза. Изи очень подходит песня: «Неужели из-за масти мне не будет в жизни счастья? Я обижен злой судьбой…»

Похожая на Чарли Чаплина, с походкой пингвина, Изи — неуклюжая, но от этого ничуть не теряющая своего обаяния. У неё короткие лапки, а на них будто капельки от краски. Кажется, что она только-только закончила красить забор! Животик у нее розовый, правильной овальной формы, точно по ГОСТу. Взгляд у Изи выразительный, как сказал бы эксперт моды и стилист Лисовец. А вокруг глаз — подводка чёрного цвета от «Мэйбеллин».

Бывает, прислушаешься — кажется, где-то рядом старичок идёт, в гору поднимается и кряхтит: «Ух, пух, пух, пух». Посмотришь по сторонам, а нет никакого пенсионера. Удивительно! Только на диване сидит малышка Изи. «Так это ты пыхтишь, проказница?» — скажешь, смеясь, и возьмешь ее на руки, уставшую после насыщенного щенячьего дня. А она сразу сникнет и прильнет нежно-мокрым носом к ладони.

Бездна скептицизма, господа, порой, как зловонная трясина затягивает на дно, где солнечный свет кажется мутным отблеском. Вернитесь в детство! «Ах, детство, детство, моё детство, мое фарфоровое блюдце, мне на тебя не наглядеться, мне до тебя не дотянуться…»

Изи помогает нам вернуться в детство. Капля инфантильности в этом деле, подчас, вовсе не лишняя. Это наш шанс стать ребенком! Так не будем его упускать. Прижмем покрепче тёплого щенка, поцелуем его крепко-крепко. И не будем думать о микробах! Умоляю вас, забудьте ненадолго об этих крошечных существах, которые были когда-то обнаружены в прицеле линзы микроскопа пытливым ученым. Поверьте, вы станете намного счастливее, чем прежде, когда сдерживали себя!